Записи с меткой «отвечать»

Эпизоды 14-15 декабря.

Эпизоды 14 декабря.

Не смотря ни на что, меня заставляют вести Юлю в отдел встреч социального отдела.
Мы туда пошли.
Моя дочь пришла туда и я попросил ее не приближаться ко мне, ближе чем на метр.
— Иначе опять будут говорить, что я тебя держу.
У социального отдела пкида. Ее тоже зовут Юля. Начала уговаривать мою дочь зайти во внутрь, выпить кофе (ни хрена не понимает в детском рационе) или чай.
По ходу уговоров моей дочери пройти встретиться с мамой.
— И если ты не захочешь, мама не войдет. — говорит пкида(служащая). Я стою у забора и наблюдаю картину, как моего ребенка пытаются развести. Думаю, скорее утешаю себя, что полезное в этом все же есть. Дочь учиться реагировать на аферистов. За моей спиной оказывается мама моей дочери и начинает тоже ее уговаривать. Дочь отвечает пкиде, но не слова не отвечает маме, передвигаясь так, что бы я оказался на линии «огня» и мама дочь не видела.
Но это не мое дело.
Мама моей дочери требует что бы я отошел в сторону.
Я отошел, и моя дочь уже в трех метрах от меня рядом с социальной работницей. Видимо, дочь это окончательно вывело из себя и она сбежала.
Социальница требует, что бы я бежал за дочерью. Смешная. Я с больными ногами, прохожу курс у врача. Хожу то я нормально, хромая, но побежать…
Но сегодня я волнуюсь меньше. Дочь сбежала не первый раз, дорогу домой она знает, и светофоры только на зеленый свет.
Но вы все это можете послушать.
запись в отделе встреч
И VLC и медиаплеер классик, это открывают.

15 декабря, то есть на следующий день иду в социальный отдел по их вызову. Ну как вы поняли, они мне стараются не дать работать совсем.
На следующей неделе бикур-байт — проверка условий проживания, я беру выходной, а поход в место встреч и психолог в другие дни.
запись беседы в социальном отделе
Я ее еще не слушал, но надеюсь все записалось.
Когда буду прослушивать, переведу некоторые ивритские слова на русский, хотя старался, что бы беседа прошла полностью на русском, не совсем получилось.

Страница документов

Планы

Данная тема не является литературным вымыслом, как решили на некоторых форумах, а является криком о помощи. И цель этого не пиар, а огласка. Все документы подлинные.
Я конечно могу оказаться субъективен, но все что я буду писать это правда и только правда, как ее вижу я.

Я бы предпочел обойтись без того, что бы публиковать эту историю. Мне есть что писать, что сочинять, что придумывать.
Я год и три месяца даже родственникам не говорил о произошедшем. О произошедшем узнавали не от меня. На моей работе тоже ничего не знали. Когда я не пришел на работу несколько дней, я сказал, что на меня упала книжная полка, а потом ходил в головном уборе. Благо в Израиле этим ни кого не удивишь.

Но поскольку я вынужден предать все это огласке, пытаясь спасти дочь — никто не не уйдет «обиженным». Все друзья, знакомые моей жены помогавшие и помогающие ей в атаке на мою дочь, получат свою долю известности.

Скрыться не удастся никому.

Вы, все кто помогал ей на протяжении этого времени, вы все заложники этой ситуации. Я не буду врать. Я буду говорить только то что знаю… но все.

Если уж огласка, которой я не желал, коснулась меня, то какая причина того что Вы лишитесь своей доли известности?

Впрочем парикмахерам и маникюршам это только пойдет на пользу. Реклама. Ну а если у кого есть проблемы с налогами — уплатите и спите спокойно.

Но по-порядку. Так сказать, по старшинству. Но не надейтесь что очередь до вас не дойдет.

Никто не не уйдет «обиженным».

Эпизод за эпизодом, человек за человеком… А убить меня вам не удастся — меня молоток не берет.
 
Эпизод 30.11.2011
 
Как окончился первый разрыв
 
Рождение и первые годы жизни, моей дочери.
 
Эпизоды 14-15 декабря.
 
Фотографии не разгромленного стоматологического кабинета
 
Встреча у Тив-Тама
 
 
Те кто хочет прокомментировать описанную историю может это сделать здесь
 
Если кто-то из знакомых с этой историей лично, а не в связи с описанием, хочет высказаться по объективности изложенного, он может сделать это здесь
 
Комментарии с разных форумов, которые могут прояснить некоторые детали

 
 
Документы:

первый лист суда от 27.11.11

02 лист суда от 27.11.11

03 лист суда от 27.11.11

04 лист суда от 27.11.11

05 лист суда от 27.11.11

06 лист суда от 27.11.11


Нет уголовных дел 21.01.11 года

Направление к психиатру из школы

 
 

Может посещать школу

Справка от психолога

Эпизод 30.11.2011

Насилие над детьми социальными отделами Израиля.

Социальный работник комнаты встреч - Юля

Мы с Юлей идем в социальный отдел для встречи с Юли и ее мамы, которая должна происходить там, по решению суда. Дочь идти не хочет, у нее кто-то из друзей онлайн, но деваться некуда — иначе штраф четыреста шекелей, а у нас и без этого денег нет.
Пришли.
Сторожу:
— Пригласите пожалуйста служащую.
Приходит служащая. Ее тоже зовут Юля и говорит она на русском.
Обращается к моей дочери:
— Юля, пойдем мама тебя ждет.
— Не пойду – говорит моя дочь. Она стоит чуть в стороне. Я ее попросил не хватать меня за руку, потому что социальники думают, что это я заставляю ее не встречаться с мамой.
— Ну пойдем, говорит социальница. Мама тебя ждет.
— А я не хочу ее видеть – отвечает моя дочь.
Ситуация патовая. Пока мы снаружи, социальнице не удобно приглашать маму на уговоры моей дочери.
— Заходите внутрь – говорит мне социальница.
Я захожу, следом за мной заходит моя дочь.
Калитка за нами закрывается на замок. Такое детское КПЗ.
— Погодите — говорит социальница – я сейчас.
Подождав минут пять, мы идем во двор. Там игры, песочница, но самое главное, там есть где сесть, а у меня болят ноги.
Сесть не удалось, вышла социальница с Ростовцевой (в девичестве Кисельчук) Натальей.
Они вместе начинают уговаривать мою дочь пройти с ними в комнату.
Я держу руки в карманах, что бы не было возможности сказать, что это я не даю дочери пойти с ними, дочь держится за мою куртку за моей спиной и уворачивается от мамы.
Все уговоры бесполезны.
— Ну скажите ей – обращается ко мне социальница.
— Если я скажу — тихо отвечаю я – будет еще хуже.
— Тогда молчите.
— Молчу.
Но току нет. Моя дочь уже достаточно взрослая и когда ее что-то пытаются заставить, идет наперекор до конца. Вся в папу.
Социальница не выдерживает.
— Это потому что Вы здесь. Выйдите, пожалуйста.
— Пожалуйста. – говорю я и направляюсь к выходу.
В это время, Наталья, в девичестве Кисельчук, пытается оторвать юлю от моей куртки стискивая в объятьях. Это мне потом дочь рассказала. Дочь вскрикивает от боли и вырывается из цепких маминых клешней, а в это время к маме поворачиваюсь я. Суд судом, но нельзя делать больно моей дочери. Защищая своего ребенка, животное неуправляемо. А я животное. Мой отцовский инстинкт работает на все сто.
— В чем дело? – из под бровей спрашиваю я Наталью, в девичестве Кисельчук.
А в это время, кто-то из посетителей выходит, и охранник отпирает дверь.
Моя дочь выскакивает в открытую дверь и убегает.
— Ну? Спрашиваю я уже социальницу. – Вы этого добивались?
— Бегите за ней и преведите- говорит мне социальница – у нее еще сорок минут встречи с момой.
— Так я привел. Теперь бегите Вы.
— Я не знаю где она – отвечает социальница.
— А я откуда знаю – отвечаю я.
Социальница отмахивается от меня, заходит внутрь, а охранник открывает калитку, мол иди уже.
С одной стороны я рад, что издевательство над моей дочерью на сегодня закончилось, но с другой стороны, уже темно, до дома километра три с половиной и три дороги уровня трассы, не считая мелких улочек.
***
Дочь ожидает меня под нашим домом. На этот раз все закончилось благополучно.

Предупреждение:

Перевод на языки иврит или арабский, какой либо статьи, либо ее части, не зависимо от цели перевода, по праву автора я

категорически запрещаю.

Нужно испросить разрешения.. אזהרה: התרגום לשפות עברית או ערבית, שום מאמר או חלק ממנו, ללא קשר מטרת התרגום, המחבר של דיני מיסים

וחלילה מכול וכול.

אתה צריך לבקש הרשאה.