В суд от 11-07- 2012

здание, где работают подонки, убийцы, сволочи и бандиты Госпожа судья!

В своем решении от 11 июня 2012 года, вы постановили — до заседания с прениями по вопросу необходимости содержания моей дочери в интернате, продолжить тот режим, который был назначен ранее.

Однако, после судебного заседания режим заключения моей дочери был значительно ухудшен социальным отделом.

Так, в период принятия вами решения от 11 июня, я имел возможность забирать свою дочь на выходные со следующей периодичностью: 11-12 мая, 25-26 мая 15-16 июня, что составляло два с половиной раза в месяц. Последняя встреча была согласованна до суда.

После принятия вами решения, социальный отдел сократил возможность забирать свою дочь на выходные до одного раза в месяц, что является прямым нарушением существовавших условий.

И даже это, как выясняется, сейчас под вопросом.

Кроме того, окончание учебного года, подразумевает по умолчанию в любом интернате увеличение контактов с родителями, а не наоборот, как решил социальный отдел.

Кроме этого, несмотря на окончание занятий, время которое моей дочери позволяют доступ к компьютеру (30 минут в сутки), не изменилось. Время, которое моей дочери позволяют уделять принесенной мной учебной литературе, не изменилось, а чаще ей это запрещают вовсе.

Кроме того, мне запрещают общаться с дочерью на понятном нам языке, используя мой иврит, для того чтобы приписывать мне высказывания, которых я не делал и тут доходит до смешного. Мое высказывание, что государство Израиль демократическое государство и в нем люди подчиняются законам и суду, а не произволу администрации, как это происходит в тоталитарных и фашистских странах, было интерпретировано, как то что в Израиле фашизм, что социальная работница фашистка и что я вмешиваюсь своими высказываниями, в вопросы мишморета. Когда я попросил объяснить, каким образом социальные работники делают такие удивительные выводы, мне ответили:

- Из контекста, предшествующего твоим словам.

Кроме этого требования общаться с дочерью на иврите, которым я владею недостаточно для общения, это попытка сделать наше общение неполноценным, а так же ввести на все время встречи раздражающий фактор, которым является невозможность общаться на понятном языке.

Мне запретили, без объяснения причин, тактильный контакт с дочерью, который происходил в виде массажа стоп ног, и плеч.

В принятых мерах я вижу исключительно желание социальных работниц прервать мою эмоциональную связь с дочерью.

Кроме того, довожу до вашего сведения, что:

Моя дочь, как она сообщила мне, отказалась сдавать большую часть экзаменов, потому как считает нечестным получать оценку тогда, когда ее знания по предмету за время пребывания в мирказ херум, не увеличились.

Моя дочь отказалась от встреч с мамой. По ее утверждения, не выезжать с мамой на выходные ей разрешили, а встречаться с мамой заставляют угрозами. Социальные работницы мирказ ахерум Оснат и Яэль угрожали ей наказаниями в случае ее отказа встречаться с мамой. На это моя дочь пожаловалась мне в присутствии социальной работницы Зоар.

В то время, когда моя дочь жила со мной, она также не хотела встречаться с мамой и пребывание в мирказ а херум, несмотря на лживые утверждения социальных работниц, ничего в этом вопросе не изменило, но я приводил дочь в мирказ а кашер для встреч с мамой, ни чем ей не угрожая.

Однако вы получали лживые заключения социального отдела, что это я препятствую встречам дочери с ее мамой.

В настоящий момент, дочь находиться под контролем социального отдела более четырех месяцев, однако упреки на нежелание моей дочери на встречи с мамой, социальный отдел лживо адресует в мой адрес.

Мне запретили передавать в мирказ ахерум моей дочери, какие бы то нибыло напитки. Сначала это объяснили тем, что ребенку нельзя много сладкого (хотя норму сладостей ни кто не установил), но тогда я предложил приносить чистую воду и также получил отказ социальной работницы.

На этом и сопутствующих основаниях, я подозреваю, что детям в мирказ а херум вместе с напитками дают некие успокаивающие средства типа брома или наркотических средств.

Это, как и ограничения доступа к компьютеру (пол часа в сутки), запрет на чтение учебной литературы по выбору дочери, препятствует ее интеллектуальному развитию, что видимо, входит в решения социального отдела — всемерно замедлить интеллектуальное развитие находящихся у них детей. Социальному отделу удобнее работать с дебилами.

Отсутствие доступа к компьютеру и Интернету вызывает страдания моей дочери и по-существу, является пыткой, поскольку моя 11 летняя дочь начала играть на компьютере с двух-трех лет, а в четыре года имела свой компьютер и ее общение с ним играми, в обычном смысле слова не ограничивалось.

Моя дочь занималась дизайном в спец программе для девочек и имеет свой сайт.

Социальный отдел сознательно разрушает мир моей дочери. Пытается вывести ее из душевного равновесия и привести к психиатрическим болезням.

Социальные работники, отказываются аргументировать принимаемые ими решения, сообщая только, что они считают, что эти решения на пользу Юле, и обвиняют меня в паранойе. А ведь я только прошу сообщать мне мотивы принимаемых решений.

Но мотивы решений принимаемых социальными работниками, видимо настолько отвратительны и являют собой преступления против ребенка и его психики, что они предпочитают их скрывать.

Социальный отдел запретил мне привозить подруг моей дочери, для общения с ней, от чего моя дочь очень страдает.

Заявления социального отдела о том что моя дочерь находится в мирказ а херум потому, что иначе она не может видеться со своей мамой, также лживы.

Маме моей дочери, ее адвокату, было предложено соглашение прилагаемое ниже.

Мама моей дочери, через адвоката от предложенного отказалась, сообщив, что ее целью является не то, что бы моя дочь жила с мамой, а что бы она не жила со мной.

Я стараюсь поддерживать в своей дочери бодрость духа и хорошее настроение, но все чаше я замечаю в ней состояние угнетенности и апатии.

На основании вышеизложенного, я прошу до суда с прениями о месте жительства моей дочери, Юлии, которое должно состоятся 13.11.2012 года — вернуть мою дочь домой, что бы она могла чувствовать себя нормально. Могла встречаться со своими подругами, учиться, читать интересующие ее книги, смотреть интересующие ее фильмы и самое главное, наконец почувствовать себя счастливой.

И конечно, что бы при отсутствии постоянных провокаций социального отдела, восстановить не насильственное общение моей дочери с ее мамой.

Если же, по каким либо причинам, госпожа судья, вы посчитаете, мою дочь недостойной такого счастья, прошу регламентировать ее пребывание в мирказ а херум с прекращением произвола недостойного демократического государства, следующим образом:

Каждые выходные моя дочь должна иметь возможность направиться к одному из родителей.

Мои с дочерью встречи в мирказ а херум проводить в удобное мне, а не социальным работникам время.

Запретить языковую дискриминация противоречащую «Конвенция о правах ребенка. Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года, статье 30, а также статьям 2, 17(d), 20(3),29(c). Для чего убрать требование по определению моего с дочерью языка общения.

Разрешить моей дочери во время летних каникул не ограниченый доступ к тому компьютеру который я ей предоставлю и к тем книгам, которыми я ее обеспечу.

Разрешить мне обеспечить свою дочь чистой водой.

Разрешить на время летних каникул более длительные посещения дома, как это принято в интернатах предоставляющим воспитанникам летний отпуск.

Разрешить моей дочери 07.09.2012 года присутствовать на батмицве ее подруги Анны Каштанов.

Для принятия объективного решения на суде назначенном на 13.11.2012 года, категорически отстранить социальный отдел и его сотрудниц, и приглашенного ими адвоката от участия в решении суда, как лиц с предвзятым сложившимся мнением и полным непониманием происходящего в силу совершенно иной ментальности.

Поручить представлять интересы моей дочери, с пониманием особенностей менталитета родителей моей дочери и атмосферы в которой она воспитывалась, русскоязычному адвокату, алии после 89 года, по происхождению из Украины, Белоруссии, запада европейской части России.

Если суду потребуется заключение психолога, то психолог, который будет представлять свое заключение должен соответствовать тем же критериям, что и адвокат.

Оплату обоих специалистов, если суд посчитает, что государство, вмешавшееся в мою жизнь, не должно мне предоставить бесплатно, я готов взять на себя.

Прошу также, в качестве свидетеля, пригласить на судебное заседание 13.11.2012, мою сестру, гражданку Израиля, Радомскую Елену, которая длительное время жила с нами, когда мы с мамой моей дочери были одной семьей и которая жила со мной и моей дочерью, с апреля- мая – 2011 года, до того момента, когда в соответствии с Вашим решением, полиция насильно оторвала мою дочь от ее платья и передала социальным работникам.

Моя сестра также участвовала и слышала многие моменты переговоров между мной и моей женой, происходивших в это время. Присутствовала при несанкционированных соц.отделом встречами моей дочери, с мамой.

Госпожа судья!

Я очень надеюсь, что вы примите решение о прекращении экспериментирования социальным отделом над психикой моей дочери и молюсь, чтобы это не было слишком поздно.

Подпись _____________

Соглашение

о равном совместном участии в воспитании несовершеннолетней дочери, Ростовцевой Юлии,

Между: Ростовцевой Натали, т.з № __________________ — мать

и Ростовцевым Сергеем, т.з № __________________ — отец

Оба родителя принимают равное участие в воспитании дочери, для чего их время для общения с дочерью определяемое данным соглашением – равное по времени.

Учитывая разные графики работы родителей время общения с дочерью устанавливается/ делиться по следующему принципу:

Все свободное от школьных занятий и сна время дочери, Ростовцевой Юлии, делится на три части.

Одна часть предоставляется Ростовцевой Натали — матери

Одна часть предоставляется Ростовцеву Сергею — отцу

Одна часть предоставляется Ростовцевой Юлии – дочери, учитывая ее возраст – старше 11 лет.

Изменение или смещение времени исключительно по взаимному согласию всех сторон.

Во время школьных занятий имеющееся для общения и воспитания время между 13 или 14 часами по израильскому времени и 22 часами вечера составляет 8-9 часов.

Учитывая график работы матери (в основном с 17- 18 часов), мать забирает дочь из школы и 2 часа 50 минут исключительно ее время общения с дочерью , а при согласии дочери и с условием, что домашнее задание будет выполнено в это время, до 18 часов.

Учитывая график работы отца до 19 -19.20 часов, его временем является оставшееся время до сна дочери.

Во время каникул, из 12 свободных часов мать использует для общения и воспитания дочери любые 4 часа до 18 00, а при желании и согласии дочери 8 часов, начиная с 10 часов утра, и до 18 00.

Выходные, каждый третий конец недели, получает или один из родителей или дочь (учитывая ее возраст старше 11лет), в порядке очередности.

Материальное участие в содержании дочери (учебники, медицинские услуги, школьные экскурсии, оплата за школу, школьная одежда и т.д.) равное для обоих родителей.

Оплата кружков и дополнительных занятий, дополнительных, не обязательных покупок и расходов, равная при согласии обоих родителей с этими мероприятиями или это оплачивает тот из родителей, кто видит целесообразность этих затрат.

Подарки дочери оплачивает дарящий родитель.

Алименты не платит ни один из родителей.

Данное соглашение имеет целью немедленное освобождение дочери от опеки социального отдела и возвращение ее к нормальным условиям жизни привычным ей и только при этом, действительно.

Данное соглашение является постоянным, действует до совершеннолетия дочери и не может быть изменено иначе, чем по обоюдному согласию обоих сторон.

Стороны добровольно отказываются от прав, на любые действия ведущие к изменению данного соглашения.

Ростовцева Натали ________________ Ростовцев Сергей_________________

Оставить комментарий


7 + восемь =

Свежие комментарии

Предупреждение:

Перевод на языки иврит или арабский, какой либо статьи, либо ее части, не зависимо от цели перевода, по праву автора я

категорически запрещаю.

Нужно испросить разрешения.. אזהרה: התרגום לשפות עברית או ערבית, שום מאמר או חלק ממנו, ללא קשר מטרת התרגום, המחבר של דיני מיסים

וחלילה מכול וכול.

אתה צריך לבקש הרשאה.